БОГОПОДОБНАЯ ОБЕЗЬЯНА

23 марта в 10:00

«Бог стал в сонме богов; среди богов произнес суд… Я сказал: вы – боги, и сыны Всевышнего – все вы…» (Псалом Асафа. Пс. 81: 1, 6–7).

Зал набивался людьми. Люди были скованны. Люди были смущены. Люди были испуганы. Они пришли сюда - взрослые, добившиеся успеха в жизни, познавшие опыт борьбы и радости, родившие детей. Пришли и потерялись, не поняв еще, какая сила собрала их вместе в этом помещении, в этом здании, в этом городе.

Они пытались быть значимыми. Они уже привыкли. Они хорошо одеты. Они научились вести себя в обществе. Они научились управлять людьми. Понадобиться ли это им дальше? Испуг на их лицах говорит о том, что они в этом не уверены. Что есть что-то важнее.

«Я люблю», - представился Иван, и мне стало понятно, что я не сумею так ёмко рассказать о себе.

Они пришли потому, что ощутили зов. Оттого, что тесно внутри или неуютно. Возможно, кому-то просто невыносимо. Даже сквозь наработанную годами металлическую поволоку глаз я вижу, как  шуршит внутри них душа, топорщится, царапается, рвется наружу, сопротивляется. Она верит, что должна летать, верила и продолжает верить в то, что полетит; верит в исцеление, как мама спивающегося от безнадеги сына.

«Я сказал: вы – Боги!» Это не я, это Он сказал!

Приятно в это поверить, страшно поверить. Сначала легче поверить в то, что ты – сын Бога, поверить в собственную избранность, а потом уже и в самого Бога, тогда Его существование представляется легче, тогда Его существование можно признать оправданным. Наоборот получается редко. Лучшие умеют, но их здесь нет.

Здесь проснувшиеся. И они, несомненно, станут лучшими, если захотят, если поверят, если изучат и научатся. Они верят в это, и я верю вместе с ними.

Я читаю Ассаджиоли в удивленной радости оттого, что книга пришла в такой важный момент. Я разделился, я ощущаю субличности, я пытаюсь их идентифицировать, даю им имена и названия до тех пор, пока не понимаю, что закружили меня черти в хороводе смеха, затуманили голову, и вот я стою по центру – взрослый и растерянный, а они танцуют вокруг меня, звеня бубенчиками на шутовских колпаках.

- Кыш, - шепчу я, - кыш! – И не могу понять, почему нет сил набрать полные легкие воздуха и заорать.

Мы еще не читали Юнга и не знаем, что «утверждение социальной цели происходит за счет цельности личности», но мы узнаем об этом на днях. Зачем нам это знание?

Затем, чтобы остаться в живых. Затем, чтобы понять, наконец, что такое информационная гигиена и осознанная самодостаточность. Для того, чтобы получить, если не контроль, то понимание того, что происходит вокруг. Если удастся! Если не следовать Кастанеде и пытаться выбирать из всех бессмысленных путей тот, что является путем сердца. Думаю, Кастанеда ошибался, я готов спорить с ним.

Нет достойнее смысла, чем стать счастливым и помочь стать счастливым твоим близким. Перефразируя преподобного Серафима Саровского: “Стань счастлив, и вокруг тебя тысячи станут счастливыми!»

И я знаю, я верю, что все у нас получится. И глаза людей заблестят радостью, которую невозможно будет скрыть дипломом Мастера Бизнес-Администрирования. Той радостью, которая будет светиться изнутри; той, которой будут просить поделиться. Новые люди.

Ведь мы - Боги, мы - дети, мы чудесные богоподобные обезьяны. Смышлёные, милые и обаятельные зверушки, играющие в полуразвалившейся песочнице со своими старыми сломанными и наскучившими уже игрушками.

Вокруг целый мир, стоит лишь перешагнуть ограду. Пока родители заболтались на лавочке, пока милиционер отвернулся, пока нет на нас чипа электронного.

Бежим! Домой! К себе!

 

02.11.2016

 

Автор: Игорь Герцев